» » Интервью с Адой Роговцевой: "Я не отпускала ни мужа, ни сына, ни на секунду"

Интервью с Адой Роговцевой: "Я не отпускала ни мужа, ни сына, ни на секунду"

Интервью с Адой Роговцевой: "Я не отпускала ни мужа, ни сына, ни на секунду"
Ада Роговцева. Фото: пресс-служба


Актриса Ада Роговцева стала героиней нового выпуска программы "Відверто з Машею Єфросініною" на канале "Украина".
Ада Роговцева – легендарная актриса, сотни ролей в театре и кино. Ее героини – женщины со сложной судьбой, но и жизнь самой Ады Николаевны – это сплошное испытание. Предательство от родного театра, потеря самых дорогих людей – мужа и сына. Да и война не прошла мимо Роговцевой. В России, которая всегда была для нее вторым домом, теперь она персона нон-грата. Как икона красоты и элегантности воспринимает свой возраст? Исповедь легендарной актрисы, женщины и мамы.
- Я знаю, что вы со своей командой посвящаете очень много творческих вечеров ребятам, которые нас сейчас охраняют и отдают свои жизни. Это ребята из зоны АТО.
- Так случилось, что я в своей жизни не заработала средств. Но так как я из людей отдающих, я не могу внести деньги какие-то или закупить какой-то товар. Поэтому я делаю то, что я могу. Я прихожу для того, чтобы с ними пообниматься, а это очень важно. Мальчиков обнять, как мама, как бабушка, как сестра. Обнимашки – это самое милое дело. Мы проезжали между двумя городами, остановились, там был какой-то магазинчик, и стоят ребята – человек, наверное, 15, они там что-то покупали. И один сказал: "Там Роговцева стоит около магазина". Они вышли и стали носить меня на руках. Это же не меня они носят, не Роговцеву. В театре они может быть меня никогда и не видели, они носят свою маму, свою любимую. Они носят человека, который смог приехать. Это такая мальчишеская тоска.
- Вам не было страшно?
- Нет. Мы проезжали, и я спрашивала, а чем пахнет? А это было лето. А пахло трупами, которые невозможно убрать, потому что заминировано все. Мы были в таких местах, в которых не нужно быть человеку. И не нужно, чтобы такие места были на планете. Но страха нет никакого. Почему? Потому что им страшнее.
- Вы еще это делаете, потому что вы не понаслышке знаете, что такое война. Ваше детство ведь прошло во время войны.
- Мне было 4 года. И я плохо помню эти все бомбоубежища, а вот конец войны, когда мне было 5-6 лет, я помню очень хорошо. Уже наступали наши, и бомбили, а мы были в подвале, и были там набитые как селедка в банке, и маленькие, и старые. И летели бомбы, потому что недалеко от нас был лагерь наших военнопленных. Они там держали людей в таких условиях, что люди, когда у другого начиналась агония, они разрезали и ели печень. То есть воспоминания у меня очень страшные. У меня воспоминания искалеченной семьи, потому что один дядя вернулся домой с переломанным хребтом и уже никогда не выпрямился, по каждому война прошлась как будто танком. И счастливого конца в этом не было.
Три года назад я похоронила сына. Ему было 50 лет. 50 счастливых вечностей он был возле меня. Мы были не то, что родные, а … Те мамы, которые любят своих сыновей, понимают – о чем я. И он ушел от меня. И я знаю, что это такое. Я живу. У меня есть внуки, есть дочь моего сына, моя внучка Даша. Есть Алеша, Матвей, Катерина. Есть родные люди, есть друзья, есть зрители, есть жизнь! И я живу. Но я понимаю, как это тяжело жить, когда у тебя отбирают сына. А сколько таких матерей! И, может быть, мы сейчас говорим, а парень какой-то падает.
- А что можно сказать этим матерям? Им же нужно жить дальше, нужно держаться…
- Здесь придумать ничего нельзя. Я живу тем, что я его люблю. Каждую секунду он не отходит от меня. И не нужно лежать на могиле! Он просто всегда со мной, он мой. Я постоянно его чувствую рядом, когда он был маленький, когда я на него смотрела восторженно, потому что мне казалось, что такой красоты нет во всем мире. Во-первых, нужно сделать так, чтобы всегда ваш сын был возле вас. А во-вторых, нужно беречь свои силы и душевные, и физические, чтобы быть полезной для тех, кто рядом с вами. И нужно расширять тот круг людей, которым нужно ваше присутствие.
- Т.е. все это время вы приезжали в зону АТО не как актриса, а как мама…
Понимаешь, когда мы приехали, мы играли в столовой у Правого сектора, то после нашего выступления, парни подошли, и человек уже где-то 60 лет, сказал: "Парни, смотрите, как интересно. Вроде наша обычная столовая, а случилось чудо".
- Возвращаясь к чуду, можно ведь сказать, что вы дарили чудо людям всю жизнь. Вы в театре проработали 40 лет. Но, даря это чудо, вы все равно принимаете важные решения, которые круто меняют вашу жизнь. Вот вы когда были в Москве последний раз?
- практически года назад. Это были съемки, от которых я не могла отказаться. Я не хотела ехать, но мне сказали, чтобы я платила неустойку. Продавать квартиру – это не выход.
- Т.е. вы приняли для себя решение, чтобы в России вы больше не работаете. Это связано с тем, что наши страны вступили в войну.
- Во-первых, война. Но понимаете, война, конфликт – это общие какие-то понятия. Я там же играла спектакли. Выйти к зрителям, которые агрессивно настроены, хотя и не ко мне, а к моей стране, к народу – я не могу. Я там смотрю телевизор. И я своей Кате говорила, что я три дня послушаю их телевизор – и я уже на их стороне. Это шутка, конечно, но реально у людей, которые там живут, другой правды нет. Они все очень реалистично показывают, что мы звери, что мы тупые, что мы фашисты. Мне недавно звонил один российский продюсер и спрашивает: "Ну что, Ада, приезжаешь"? А я говорю – нет. На меня там завели уголовное дело.
- За что?
- Мы же собрали для госпиталя 52 тысячи гривен. А там слышали звон, да не знали, где он. А так, как я доснималась у них, они решили, что я в России заработала и профинансировала военные действия.
- Ежели вы появитесь сейчас в Москве, вас арестуют?
- Да.
Интервью с Адой Роговцевой: "Я не отпускала ни мужа, ни сына, ни на секунду"

- Не секрет, что артисты – люди небогатые. Потеря российского рынка сильно сказалась на вашем материальном состоянии?
- Катастрофически. Но это не та потеря, которую можно сравнить с потерями других – которую несут люди – мои соотечественники. У меня просто нет возможности что-то отдать детям, купить те книжки, которые я хочу. У меня нет возможности так нередко ездить в село к себе, потому что каждая моя поездка на бензин забирает всю мою пенсию.
- Как повели себя ваши российские коллеги, после того как вы прекратили отношения с театрами, со спектаклями, с ними?
- Женя Симонова сразу позвонила, еще во время Майдана. Их (российских актеров) страшно называть, потому что в России посмотрят эту программу, и могут начать преследовать их. Вы спрашиваете, как я живу, потеряв сына? И друзья уходят один за другим. Чем дольше живешь – тем больше всех позади. Но есть люди, с которыми я редко вижусь, и мы даже не созваниваемся, но они есть и я знаю, что они меня помнят и жду

5-09-2015, 12:14
Просмотров новости: 278
  

Уважаемый посетитель, Вы зашли на Наш сайт как незарегистрированный пользователь. Настоятельно рекомендуем Вам пройти регистрацию или войти на сайт под своим логином.
Оставить комментарий
Ваше имя: *
Ваш e-mail: *
Текст комментария:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Вопрос: Введите адрес нашего сайта
Ответ:
Код: Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код: