» » Сенсация американского кинопроката Илья Найшуллер: «Не верю, что кто-то снимет лучше»

Сенсация американского кинопроката Илья Найшуллер: «Не верю, что кто-то снимет лучше»

Первый показ фантастического экшена «Хардкор», снятого дебютантом Ильей Найшуллером и спродюсированного Тимуром Бекмамбетовым, завершился безоговорочным триумфом. Кроме того что фильм получил главный приз в престижной программе Midnight Madness, пять голливудских компаний-гигантов устроили настоящую битву за право показывать его в Соединенных Штатах.


Это противостояние закончилось победой молодой, но амбициозной STX Entertainment, заплатившей за фильм Найшуллера 10 миллионов долларов. Отметим, что бюджет самой картины составил всего лишь 2 миллиона и фактически уже окупился пять раз.



Фильм «Хардкор» снимался в течение практически трех лет на деньги, собранные краудфандинговой кампанией. Фильм повествует о борьбе главного героя — андроида с темным прошлым — против похитителей его жены. Главного злодея в фильме сыграл Данила Козловский, а приглашенной голливудской звездой стал Шарлто Коупли, известный по фильму «9 район». Так как весь фильм снимался от первого лица, в роли главного героя успел побывать и сам режиссер. Впрочем, в истории с «Хардкором» Илья Найшуллер и есть главный персонаж.


Сенсация американского кинопроката Илья Найшуллер: «Не верю, что кто-то снимет лучше»


Как дела?


Дела отлично. Жаловаться не на что. Кроме плохого интернета, в Лос-Анджелесе все абсолютно офигенно.


Как вас приняли в Торонто?


Нас приняли отлично. У нас было пять показов, и я, Ежели честно, был только на трех. Первый был в зале на 1200 человек. Он был забит битком. И на наш фильм здорово реагировали. Везде, где должна была быть реакция, она была.


Это можно назвать успехом?


Это можно смело назвать успехом.


Как вы думаете, почему остальное российское кино такого успеха за границей не имеет?


Начать надо с вопроса: а хочет ли российское кино иметь успех на Западе? Мало кто ставит такую задачу перед собой. Во-вторых, мой большой козырь в том, что я могу комфортно работать с иностранными актерами, мне не принципиально, на каком языке человек разговаривает.


Вы говорите, что знание английского вам сильно помогло на площадке, но, судя по интервью, ваш коллега Тимур Бекмамбетов гораздо хуже говорит по-английски. Как, по-вашему, ему удалось снять картину «Особо опасен», собравшую 300 миллионов долларов в прокате?


Тут дело в профессионализме, и не важно, знаешь ты тысячу или десять тысяч слов. Я знаком с Пхак Чан Уком, который снял «Олдбой», — он снимал свой первый фильм в Америке. Для «Стокера» у него был переводчик — это нормально. Есть переводчик, есть сценарий, который ты понимаешь, и все, больше ничего не надо. Конечно, основное — это видение. Вопрос в том, знаешь ли ты сам, что ты видишь, знаешь ли, что хочешь получить? Я понимаю, что Тимур был более чем готов к этому фильму, и поэтому «Особо опасен» получился такой, какой он получился.


Сенсация американского кинопроката Илья Найшуллер: «Не верю, что кто-то снимет лучше»


Ранее Тимур Бекмамбетов говорил, что фильмом «Хардкор» вы разрабатываете новый киноязык. Как вы понимаете, что снимаете «правильный экшен»? Чем руководствуетесь?


Исключительно интуицией. Я очень горжусь тем, что большинство моих решений были правильными. Когда я был уверен, то я спорил со всеми, кто мне говорил обратное. Я слушал себя и практически всегда оказывался прав. Самое важное — это интуиция и вкус. Вопрос не о том, что не было точки отсчета, это вопрос о том, что не было вот этого киноязыка фильмов от первого лица. Были элементы, но они слишком редкие, чтобы на них построить целое кино. Изначально «Хардкор» — это было такое тыкание пальцем в темноту: «Ща чего-то будет, ща чего-то здесь найдем».


Получается, что вам много раз повезло. В процессе съемок вы попали вот этим пальцем в нужную точку.


Я думаю, что здесь 10 процентов везения, 90 процентов правильного мышления, хорошей команды и терпеливых продюсеров.


Это и есть ваш секрет успеха, секрет успешного русского кино? Ежели так, то, как вы думаете, есть ли возможность увеличить количество хороших российских фильмов?


Дело в том, что наличие международного проката не гарант того, что кино хорошее. Международный прокат значит, что это кино работает с точки зрения бизнеса. Я думаю, у нас есть хорошие фильмы, которые просто не нужны за рубежом, но это не делает их плохими ни в коем случае.


Это вы говорите про классические советские фильмы?


У меня была забавная встреча с одним молодым английским режиссером, который мне рассказывал так много про советское кино, что мне было стыдно повторять раз за разом: «Я не смотрел», «Это тоже не смотрел». К сожалению, понятие «советское кино» сегодня практически никому ни о чем не говорит. Но Ежели фильм не смотрят во всем мире, это не значит, что кино недостойное.


Куда современному российскому кинематографу надо двигаться, какие темы поднимать?


Ежели будешь делать то, что важно для тебя, ты не промахнешься. По крайней мере, даже Ежели промахнешься, ты знаешь, что сделал что-то очень честное. А гонка исключительно за деньгами это, мне кажется, не наш путь. Когда в кинематографе в первую очередь стоит задача, как в России происходит нередко: украсть с процесса, а не заработать на результате... Что делать? Наверно, двигаться в сторону хороших, честных фильмов и работать на результат, а не на процесс.


Кого вы выделяете из молодых российских режиссеров?


Я могу сказать, чьи фильмы жду. Я хочу посмотреть фильм Михаила Местецкого. Также мне понравился последний фильм его жены Нигины Сайфуллаевой. Я жду, что снимет Рома Каримов. На этом список не ограничивается, но эта тройка мне лично симпатична и симпатичен их подход к кино.


Сенсация американского кинопроката Илья Найшуллер: «Не верю, что кто-то снимет лучше»


Получается, что, несмотря на любовь к родной стране и русским режиссерам, вы все равно презентуете свой фильм на Западе. Очевидно, после успеха в Торонто вы уже стали востребованным для западного рынка специалистом. Значит ли это, что в России вы больше кино снимать не будете?


Я ничего не исключаю на этом этапе. У меня есть фильм, который был написан перед «Хардкором» и его надо снимать в России. С западными актерами, но в России. Нет такого, что «нет, надо делать здесь». Надо делать то, что будет хорошо, а в России или Японии, не важно.


Нам известно, что вы не закончили обучение в России. Есть ли у вас планы это обучение продолжить?


Ни в коем случае. После того как я ушел из института, я поступил в Нью-Йоркский университет. И я не поехал, потому что больше не хотел учиться. Нет лучшей учебы, чем съемочная площадка, правильные книжки и фильмы. И даже неправильные фильмы тоже правильно смотреть. Лично мое образование, в классическом понимании, давно закончилось. Сейчас нужно просто делать и становиться лучше в процессе. Жизнь слишком коротка. Мы не врачи, мы рискуем всего лишь деньгами, а не жизнью людей.


Илья, в своих прошлых интервью вы говорили, что не хотите закреплять за собой образ «чувака, снимающего взрывы». Ежели ваш следующий фильм не будет экшеном, то какое это будет кино?


Я не знаю. Буду медленно выбирать — мне некуда торопиться, хочу сделать все по уму. основное, чтобы был сильный сценарий. Ежели история будет с элементами экшена — значит, с элементами экшена, без элементов экшена — значит, без элементов экшена. Не хочу сейчас себя ограничивать.


Сенсация американского кинопроката Илья Найшуллер: «Не верю, что кто-то снимет лучше»


Может быть, вашим следующим произведением станет сериал? Как вы вообще относитесь к этому жанру?


Когда ты смотришь сериалы, ты смотришь намного меньше фильмов, и это очень плохо. Все эти двадцатиминутные ситкомы... Они отвратительны. Чем они меня по-настоящему раздражают, так это тем, что они слишком комфортны. Ты знаешь всех персонажей, ты знаешь место действия, ты знаешь все задачи, все абсолютно понятно. Будет весело, будет качественное времяпрепровождение, но это ни в коем случае не будет стимулировать мозг. Это меня раздражает, при всем этом не я все равно их люблю и смотрю. Бесись, но кушай.


Нет ли у вас желания переквалифицироваться в продюсера и поддерживать молодых дебютантов?


С самого начала я сам был одним из продюсеров «Хардкора». Действительно, чему-то я научился. Мы основали фирму и уже смотрим, что можно продюсировать. Правда, с кем мы будем это делать, еще непонятно. Но я очень хочу этим заниматься, это очень интересно. Снимать фильм – это здорово, но ты снимаешь один фильм в три года, Ежели не торопиться, а я торопиться не хочу. Параллельно круто делать что-то другое и смотреть, как кто-то с твоей помощью создает что-то замечательное. Это очень заманчивое поле.


Успех вашего фильма наверняка подтолкнет множество людей к решению попробовать себя: снимать с помощью камер GoPro, которые вы использовали в своем фильме. Есть ли у вас желание создать систему обучения съемок качественного кино на дешевые камеры?


Первый урок: надо посмотреть мой фильм и подумать, как я это сделал. Я не верю, что кто-то сейчас снимет лучше. Сейчас основное, что люди хотят снимать, нет отмазки. Я снимал до этого клипы The Stampede и Bad Motherfucker, которые стоили довольно-таки мало, и мы с Сергеем Валяевым снимали их на простые камеры. Весь «Хардкор» был снят на камеру, которая стоит 350 долларов. Правда, в команде у меня была тройка крайне талантливых и опытных операторов-постановщиков. Поэтому, когда ты смотришь «Хардкор» на большом экране, ты в жизни не поймешь, на что это было снято. Ежели не знать заранее, что это GoPro, то по качеству картинки ты этого не поймешь. То есть фильм выглядит лучше, чем я ожидал. Когда мы делали тесты, я думал, ничего страшного, фильм может выглядеть сырым и из-за этого более живым. Но когда мы начали делать цветокоррекцию, я понял: «Ух! А выглядит неплохо».


Сенсация американского кинопроката Илья Найшуллер: «Не верю, что кто-то снимет лучше»


Очевидно, удача вам сопутствует. Как не потерять голову от успеха?


У меня есть теория по этому поводу. Когда мы слышим слово, что кто-то «зазвездился», мы представляем, что человек был нормальным человеком, а позже упала какая-то слава и какие-то деньги и он стал... [дураком]. А на самом деле все проще. Этот человек всю жизнь был... [дураком], но он прятал в себе ... [дурака], потому что ему нужна была помощь и поддержка других людей. Как только он становится кем-то и чем-то, он думает: «Да пошли вы все ... [мужской половой орган], мне больше не надо стараться, я теперь главный, а вы все — ничто». И вот тогда начинается то, что называется звездная болезнь. Нет, человек всегда болеет, просто он в какой-то момент перестает прятать симптомы. Вот и все.



Источник фото:
личный архив Ильи Найшуллера

Источник: SUPER.ru

26-09-2015, 10:11
Просмотров новости: 317
  

Уважаемый посетитель, Вы зашли на Наш сайт как незарегистрированный пользователь. Настоятельно рекомендуем Вам пройти регистрацию или войти на сайт под своим логином.
Оставить комментарий
Ваше имя: *
Ваш e-mail: *
Текст комментария:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Вопрос: Введите адрес нашего сайта
Ответ:
Код: Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код: