» » Интервью Вин Дизеля журналу 7 дней

Интервью Вин Дизеля журналу 7 дней

Интервью Вин Дизеля журналу 7 дней
Звезде "Форсажа" последний, седьмой фильм франшизы дался нелегко. В перерыве между съемками трагически погиб 40-летний Пол Уокер, игравший в "Форсажах" с 2001 года. Пол был близким другом Дизеля. И после его ухода Вин впервые продемонстрировал свою истинную натуру, скрывающуюся за устрашающей внешностью экшен-героя.


Вин, вы назвали свою дочку, родившуюся в марте, Полиной в честь Пола Уокера, актера, погибшего в 2013 году в самый разгар съемок седьмого фильма «Форсаж»...


Да, когда моя дочь появилась на свет и я лично перерезал пуповину, понял, что должен назвать ее в честь моего друга и брата — да, мы именно так с самой первой серии «Форсажа» называли с Полом друг друга. Я ощущал его присутствие рядом с собой в этот момент.


А знаете почему? Да потому что, когда моя жена должна была вот-вот родить нашего первого ребенка в 2008 году, я был на съемках одного из «Форсажей» и очень сильно нервничал. (Мексиканская модель Палома Хименес не является официальной супругой Дизеля, Вин старше ее на 16 лет, но они вместе уже девятый год, и она родила ему троих детей. Ходят слухи, что патологически скрытный актер давно уже вступил с Паломой в брак, но найти тому доказательства не удается даже самым пронырливым папарацци).


Как-то Пол пришел ко мне в трейлер и спросил, что со мной такое творится, почему я такой напряженный, сам не свой. Когда я ему объяснил, что волнуюсь, как пройдут роды — ведь это мой первый ребенок, — он посмотрел мне в глаза и решительно заявил: «Ты должен все тут бросить и немедленно отправляться к жене. Быть с ней рядом. И увидеть появление на свет своей дочери».


И я послушал Пола. Как мог бы послушать только брата. Уехал со съемок и присутствовал при рождении нашей девочки. У нее были небольшие проблемы с дыханием, в общем, не хочу вдаваться в подробности, но я бы себе не простил никогда, Ежели бы там не оказался в те минуты. И я необычайно Полу благодарен за этот совет.


«Пинок», который он мне дал тогда, позволил пережить самые незабываемые мгновения в жизни. И научиться выбирать между действительно важными вещами и тем, что при всей своей значимости все-таки несравнимо с семьей и рождением детей. Даже Ежели это съемки фильма, сделавшего тебя богатым и известным. Съемки, куда мы с Полом всегда вкладывали частичку своей души. Считаю, что «Форсаж» — это я и Пол Уокер. Мой друг, который стал частью истории моей семьи.


Знаете, когда я узнал о его гибели, вскочил в самолет, прилетел в Лос-Анджелес и поехал к его маме. Но не решился войти и плакал на заднем дворике. Она увидела меня, вышла и стала утешать. Я плачу и говорю: «Это я вас должен утешать, вы же его мать!» А она мне отвечает: «А ты был словно его вторая половинка…»


Вы фактически отказались и от рекламной кампании фильма из-за трагической гибели Пола Уокера…


Знаете, я, такой на вид крепкий и сильный мужик, практически два месяца после этой жуткой аварии, в которой Пол сгорел заживо, не мог даже из дома выйти. А ведь нужно было срочно решать, как быть с фильмом, с седьмой серией франшизы, где Пол успел, к счастью, сняться, но не до конца. Не все сцены с ним были готовы. И у меня как одного из продюсеров, и у студии были самые разные мысли.


Вернее, поначалу, пока я в себя хоть немного не пришел, никаких мыслей не было, кроме горя и печали. И мелькало такое желание все бросить и оставить как есть. Закрыть проект, чего бы это мне лично ни стоило.


позже, конечно, я сумел взять себя в руки — спасибо всем друзьям Пола и студии в том числе. Все его любили, и поэтому никакой спешки не было. Съемки отложили на четыре месяца.


Должен вам сказать, что это уникальное решение для большой студии, когда на кону огромные деньги и миллионы поклонников и фанатов ждут фильма. Отложен был и выход картины на экраны. Что позволило нам всем немного прийти в себя. Иначе не знаю, как бы я поступил.


На студии понимали, что я могу отказаться, я им прямо об этом сказал. Но позже было принято еще одно важное решение: никаких купюр, оставить все сцены с Полом, а для тех, что нужно доснять, пригласить его родных братьев Калеба и Коди. Они все очень похожи в семье.


Самым сложным, в том числе с этической точки зрения, было производить компьютерные манипуляции, монтируя крупный план Пола из уже отснятых сцен. Художникам пришлось заново рисовать некоторые кадры, грубо говоря, приставляя его голову к телу другого человека. Видеть это на экране — тяжелое испытание для родных Пола…


Это оказались самые трудные для меня съемки. Что-то сюрреалистическое. Пол вроде бы был рядом — и его не было, и нужно было притворяться, что он есть. Никогда — а я начал сниматься, еще когда в школе учился, — мне не было так тяжело. Скорбеть о близком человеке и делать вид, что он вот тут, прямо рядом с тобой, и все в порядке.


Помню свой первый съемочный день после перерыва. После того, как мы решили пригласить братьев Пола и с ними завершить работу над фильмом. Я должен был обогнать машину, в которой за рулем находился Джейсон Стэтэм. Я трогался с места, и тут же слезы застилали глаза. И так много раз. Прерывались, я с кучей платков уходил, вроде успокаивался, брал себя в руки, и все сначала — слезы и жуть.


Ужас какой-то. А ведь это было куда как неподходящее настроение для моего героя-убийцы. Он-то должен был находиться в бодреньком настроении. Что ж, я за этот год выплакал слез больше, чем за всю мою жизнь...


Вы как-то сказали, что стали другим человеком…


Это так и есть. Я впервые по-настоящему оценил жизнь. Понял, какое это счастье — просто видеть солнце, смотреть на деревья в своем саду. Обнимать жену, играть с детьми. Да просто дышать!


Могли ли вы когда-то предположить, что «Форсажи» станут такими успешными, принесут 2,4 миллиарда долларов — это не считая огромных средств, вырученных за последний, самый тяжелый для вас, седьмой «Форсаж»?


Нет, не мог, конечно, предположить. Предположения в нашем бизнесе вообще дело бесполезное.


Знаю одно: я сделал все, чтобы обеспечить этот успех. Никогда не соглашался сниматься в очередном фильме, Ежели не был уверен в сценарии на все сто процентов. Как и в том, что история, сюжет внушают доверие. И всегда настаивал на том, чтобы в финале оставалась некая загадка, не распутанная до конца нить, вопрос. С этим трюком проще начинать новую серию.


Но конечно же основное, что обеспечило успех «Форсажу», — чувство единения, семьи. Потому что только это самое единение и являлось залогом того, что зрители придут смотреть наш очередной фильм.


А как же крутые тачки? Адреналин, которого хватает на всех зрителей?


Ну да, точно, машины некоторую роль в наших фильмах тоже играют. (Смеется)


А у вас самого их много?


Гораздо больше, чем хотелось бы моему бухгалтеру и финансовому консультанту. (Смеется) Но с появлением детей я перестал покупать спортивные, гоночные машины. Созданные, чтобы адреналин выбрасывало из тебя. Ну, в общем, такие, на каких гоняет мой герой. Теперь я забочусь прежде всего об удобстве для своих детей.


Но я и правда очень люблю машины — всякие. И считаю, что чертовски важно для человека, на чем он ездит. Не менее важно, чем одежда, которую носит.


Вы по-прежнему сами делаете опасные трюки?


Я делаю больше трюков, чем должен делать. Но в последнее время все-таки на рожон не лезу. По сравнению с тем, что раньше вытворял. Раньше все стремился сам делать. Ставил условия продюсерам. Иначе не соглашался сниматься.


Когда ты становишься отцом, глупо и безответственно рисковать жизнью. И все равно, как бы ни старался сам себя ограничивать, говорить «стоп», нередко, возвращаясь домой, себя ругаю: «Ну зачем я сегодня так рисковал? Ведь мог убиться же запросто! Ну разве умный человек может на такое пойти?»


Когда слышу слово «экшен», для меня это звучит как приказ. Как команда. Или, может, как музыка?


Писали, что вы чуть не погибли на съемках седьмого «Форсажа»...


Я снимался в очень опасной сцене. Реально очень опасной: мой персонаж изображает фактически камикадзе, чтобы спасти своих друзей. А его спасает Брайан О’Коннер, герой, которого играет Пол Уокер.


И вот, помню, пришел я в трейлер к Полу и говорю ему: «Ежели со мной что случится, именно ты должен рассказать всем, какой я был друг и брат». Мы обнялись, и я ушел к себе. Это была одна из последних сцен, которую мы снимали до каникул, до того, как разъехались по домам. Последний раз, когда я видел Пола. Я с тех пор постоянно прокручиваю эту сцену в голове — мы с ним словно бы прощались…


Надо сказать, что вопреки прогнозам многих критиков вы преуспели не только в «Форсаже». Чего только стоит сумасшедший успех прошлогоднего фильма «Стражи Галактики», в котором вы играете не совсем обычного персонажа...


Да, я играю дерево! (Смеется) Когда мне позвонил президент студии «Марвел» Кевин Файги, он сразу же предупредил: «Мы вам предлагаем сыграть самого странного персонажа за всю историю фильмов на основе комиксов. Только, пожалуйста, не сочтите нас сумасшедшими».


Я, конечно, задумался: на кой черт оно мне надо? Но позже они мне прислали целую коробку других анимационных персонажей, выполненных в такой классной художественной стилистике! Я показал их моему сынишке и спросил, кем бы он хотел видеть папочку. Он показал на дерево.


Так что я во многом из-за детей согласился участвовать в этом фильме. Взял сынишку на премьеру. По дороге домой он все время смотрел в окно и, глядя на деревья, говорил: «Папочка, смотри, это твои братья и сестры!» (Смеется)


В начале карьеры вас же не брали на приличные роли. Говорили, что вы либо слишком светлокожий, чтобы играть афроамериканца, либо слишком темнокожий, чтобы претендовать на роль белого...


Да, а еще мне советовали избавиться от мускулов — мол, неприлично актеру так выглядеть. (Смеется.)


Однажды я решил написать сценарий о мытарствах начинающего актера. Заперся в маминой ванной и сочинил за несколько часов восемь страниц текста. Продал машину за три тысячи долларов и снял короткометражку. Ее взяли на Каннский фестиваль!


Тогда я раздобыл еще средств и сочинил еще один сценарий. Сам его снял с собой в главной роли. Собственно говоря, я все делал сам, даже еду готовил на съемках. И повез «Бродяг» на фестиваль «Сандэнс».


Мне говорили, что фильм можно продать аж за миллион долларов. Я мечтал завести себе новую машину. Но картину никто не купил.


Зато Стивен Спилберг меня заметил и специально для меня написал роль в своем фильме «Спасти рядового Райана». И мне заплатили 70 тысяч долларов.


Говорят, вы не очень-то трепетали перед Спилбергом и норовили изменить написанные им для вашего персонажа реплики…


Я перфекционист. И Ежели мне кажется, что слова и выражения или еще что-то не соответствуют характеру героя, я пытаюсь это исправить.


Помню, как я шептал на ухо Стивену свои предложения, а он, уже изрядно раздраженный (потому что я делал это всякий раз, как предстояла сцена с моим участием), мне ответил: «Винни, черт побери, твой герой уже мертв!» (Смеется)


Вы известны тем, что практически никогда не даете интервью. И о рождении ваших детей публика узнает не сразу, и об их именах. Неужели вы боитесь — ну не знаю, сглаза или еще чего-нибудь в этом роде?


Нет. Но есть события в моей жизни, которые принадлежат только мне. Прежде всего, это рождение детей. Я не обязан только потому, что знаменит, делиться этим праздником даже со своими фанатами. Мне нужно время.


Вот моя мама всегда знала, что за моей грубой и сильной внешностью скрывается сентиментальная душа. Слабость даже. Более того, мама уверена, что я для того и накачал мускулы и принял устрашающий вид, чтобы скрыть эту свою внутреннюю слабость. Разве об этом кому-то нравится рассказывать?


Но мама во многом права. Недаром, когда я еще работал вышибалой в ночных клубах Нью-Йорка, не мог вынести, Ежели пятеро набрасывались на одного. Я тут же брал сторону этого парня и дрался со своими коллегами-вышибалами.


Скажите, это проявление вашей силы или слабости — то, что вы планируете новый, восьмой по счету, «Форсаж», несмотря на смерть Пола Уокера?


Пол был бы разочарован, Ежели бы я поступил иначе. Мы с ним очень сильно поругались только один раз — когда я решил не участвовать в четвертом «Форсаже» из-за разногласий со студией и еще всяких проблем. Пол считал это предательством дела, в которое вложено столько души и сил. В результате я все равно там снялся — в эпизоде.


Седьмой «Форсаж» стал эпитафией моему верному другу, его наследием. А следующий начнется с его появления на экране и будет нам всем от него приветом.

Другие новости по теме
Вин Дизель бросил вызов Владимиру Путину

Источник: http://showbiz-cop.ru

12-09-2015, 02:15
Просмотров новости: 350
  

Уважаемый посетитель, Вы зашли на Наш сайт как незарегистрированный пользователь. Настоятельно рекомендуем Вам пройти регистрацию или войти на сайт под своим логином.
Оставить комментарий
Ваше имя: *
Ваш e-mail: *
Текст комментария:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Вопрос: Введите адрес нашего сайта
Ответ:
Код: Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код: